Рейтинг@Mail.ru  

Ландскрона

Как сын Александра Невского вторично освобождал от шведов устье Невы.

После победы русского князя Александра Ярославича в Невской битве шведская экспансия была приостановлена на несколько десятилетий. Однако в 1293 году шведы начали свой Третий Крестовый поход. Формально он был направлен против чухонцев-язычников, но помимо того, что они были язычниками, эти эти чухонцы были ещё и подданными Великого Новгорода.

В 1293 году, захватив и разрушив нашу крепость Выбор, основанную ещё в IX веке старшим сыном новгородского правителя Гостомысла и названную его именем, шведы построили на её месте замок Выборг.

Новгородская плутократия, считавшая экономически нецелесообразным содержание постоянного войска в мирное время, срочно решила призывать князя с профессиональной дружиной. Выбор первоначально пал на смоленского княжича Романа Глебовича, услуги которого по решению военным путём новгородских внешнеполитических проблем стоили дешевле. Однако молодой князь справиться с поставленной задачей не смог, и Выборг остался за шведами.

 

Место, на котором располагалась Лнндскрона, теперь находится в черте Петербурга.

Ещё больше обнаглев, шведы в 1295 году взяли Корелу и построили на ей месте крепость Кексгольм. Правда, той же зимой этот замок взяло и разрушило новгородское ополчение. Но шведы на этом не успокоились и, захватив устье Невы, построили при впадении в Неву Охты крепость Ландскрона. Для строительства крепости шведы наняли лучших фортификаторов из Рима. Ландскрона по первоначальному замыслу должна была строиться из камня, но та как в окрестностях города не было выходов естественного камня или гранитных валунов, шведам пришлось построить деревоземляную крепость.

 

Река Охта весной. Охта в те времена была достаточно полноводна и глубоководна и, что особенно важно, имела около устья значительную глубину у самого берега мыса, и корабли могли приставать прямо к берегу.

В плане Ландскрона представляла собой  прямоугольник и была примерно вдвое крупнее Выборгской крепости. Она была окружена двумя параллельными рвами глубиной более двух метров. Каждый ров представлял собой в разрезе трапецию, стенки рва имели угол наклона около 40°. Ширина внешнего рва по дну около 15 метров, ширина внутреннего, находившегося в 14–15 метрах за первым, – 11 метров. От оплывания стенки рва были выложены деревянными плахами – расколотыми пополам брёвнами сосен, уложенными по склону вплотную друг к другу.

Участок местности, выбранный для строительства, был неровным, и строители завалили низины ветками деревьев, а сверху, по всей площади крепости, для выравнивания создали деревоземляную платформу. В её основе были ряды деревянных клетей шириной 8—16 метров, засыпанные дёрном, песком и другими материалами. Крепостная стена имела восемь башен, на которых располагались пороки и станковые арбалеты. В западной части крепости находилась башня-донжон, представлявшая собой в плане квадрат 5,5×5,5 метра, срубленный из брёвен диаметром до 30 см в лапу. Башня была заглублена в грунт на два метра ниже уровня Невы, имела колодец и, возможно, использовалась как наблюдательная.

Место впадения Охты в Неву в наши дни. Вид с правого берега Охты.

Путь из варяг в греки и не только в греки, но и в персы, на котором, несмотря на татаро-монгольское иго, успешно паразитировали новгородские олигархи, оказался закрытым.

Первоначально новгородцы всё-таки попытались обойтись собственными силами, но наскоро собранная экспедиция, несмотря на то, что крепость на момент новгородского похода ещё не была построена, не смогли преодолеть даже ров. Тогда новгородцы пошли на хитрость: заключив перемирие со шведами на один день, пока шведы готовились к новому бою, убрались восвояси, использовав суточную фору, чтобы оторваться от возможного преследования.

Князь Андрей Городецкий на летописной миниатюре

Так новгородцы в очередной раз поняв, что скупой платит дважды, новгородская знать решила призвать настоящего князя. Таким князем на тот момент был третий сын к тому времени уже более тридцати лет как покойного Александра Невского Андрей Городецкий.

Князю Андрею было к тому времени более 40 лет. Победив при помощи татар своего брата Дмитрия, он воцарился на владимирском престоле. В 1300 году в Дмитрове состоялся съезд, на котором все князья, кроме Михаила Ярославича Тверского, признали Андрея верховным правителем, и на междоусобные войны князей прекратились на целых четыре года. Обезопасив себя от внезапного нападения родных и двоюродных братьев, князь Андрей смог целиком погрузиться в новгородские дела. Весной 1301 года он прибыл в Новгород с внушительным войском, в составе которого были «низовские полки» – войска, набранные в центральных областях Русской земли, а также немало татар, перешедших на службу к Великому князю. На поддержку великокняжеской рати собрался даже самый сильный из удельных князей тот самый Михаил Ярославич, но он случайно ли намеренно прибыл в Новгород уже тогда, когда русской войско ушло к месту действий, и повернул обратно в Тверь.

Однако для взятия крепостей кавалерии явно недостаточно, в чём за несколько лет до этого смог наглядно убедиться Роман Глебович, который теперь, ничему на своём опыте не научившись,  безуспешно осаждавший Дорогобуж. Однако в отличие от Романа Глебовича, имя жены которого история нам даже не сохранила, у Андрея Городецкого была супруга, за обладание которой нашему князю позавидовал бы даже персидский шах Шахрияр. Звали её Василиса Дмитриевна, и эта самая Василиса стала впоследствии прототипом сказочной героини Василисы Премудрой. Именно она была инициатором княжеского съезда. именно благодаря её дипломатическим усилиям ярлык на великое княжение получил Андрей, а не его брат Дмитрий. Получил он тогда не только ярлык, но и мощного союзника в лице брата хана Тохты темника Дуденя, который, воюя за восемь лет до этого на стороне Андрея против его братьев и племянников, взял 14 русских городов, включая Муром, Москву, Коломну, Владимир, Суздаль, Юрьев-Польский, Переславль-Залесский, Можайск, Волоколамск, Дмитров и Углич. По некоторым данным в походе Андрея Городецкого на Неву участвовал и сын Дуденя князь Щелкан Дуденевич, который в 1327 году будет заживо сожжён в Твери во время антитатарского восстания, подавление которого похоронит все надежды Твери на общерусскую гегемонию.

В те годы к мнению женщин по военным вопросам не было принято прислушиваться, но Василиса Премудрая знала, в какую форму облечь свои советы: накануне Невского похода она рассказала мужу о том, что якобы видела чудесный вещий сон о том, как по реке плывёт русский, который причаливает к вражеской крепости встаёт вровень со стенами оного. Из острога в башню крепости выпрыгивают русские воины, захватывают башню и используют её как крепость внутри крепости, истребляя штурмующий её вражеский гарнизон.

– Только эту твою крепость из Новгорода к Неве доставить можно только во сне, – посетовал князь.

– А мне приснилось, что её сначала посторили, потом все деревяшки пометили, разобрали, доставили все по отдельности и собрали уже на Неве, – парировала эти возражения Василиса, и князю Андрею ничего не оставалось делать, как принять её план.

Расправиться со шведами до наступления навигации было необходимо ещё и потому, что скоро должен был начаться проход купеческих судов из Любека и других ганзейских городов на Волгу в Сарай и далее в Каспий. Кроме того, в Новгороде скопилось большое количество купцов, застрявших там из-за шведской агрессии на обратном пути из Орды. Первое время новгородцам это было даже выгодно, так как купцы платили за постой и покупали еду на новгородском базаре, но к весне застрявшие купцы поиздержались, и уже жили в долг, и единственной надеждой вернуть эти долги было отправить купцов восвояси с тем, чтобы они приплыли следующим летом по пути в Орду и расплатились бы с торговцами, трактирщиками и домовладельцами, а те, соответственно, своими податями пополнили бы новгородскую казну, часть которой рассосалась бы по карманам посадника и его прихлебателей.

Подготовка похода на Неву не могла укрыться от шведской разведки, тем более, что некоторые новгородцы с удовольствием служили платными агентами кто шведам, кто Литве, кто о ливонцам, а кто и тем, и другим и третьим одновременно. Поэтому на помощь крепости шведы уже в конце марта отправили крупные подкрепления. Чтобы не допустить подхода этих сил, Василиса придумала послать впереди войска быстрый конный отряд. В его задачу входило устроить в Неве заграждения, которые затруднили бы проход кораблей к крепости по Неве. Прибыв на место, воины согнали местных чухонцев, и те начали перегораживать Неву собранным из брёвен Понтоном, на строительство которого пошли чухонские избы. Однако у этого отряда была и ещё одна задача: выманить хотя бы часть гарнизона в чистое поле.

И действительно, сначала шведы отправили из крепости небольшой разведывательный отряд во главе с самим комендантом Стеном, который тут же попал в засаду. Потеряв 13 воинов, шведы вернулись в крепость со стрелой в заднице у коменданта. Среди потерянных были не только убитые, но и пленные, благодаря чему нам и удалось подробно разузнать о системе обороны крепости и численности её гарнизона. Оказалось, что на зиму в крепости были оставлены не столь значительные силы, чем те, с которыми встретилась новгородская рать прошлым летом. Однако со дня на день к этим силам должно было присоединиться шведское дворянское войско adhilhärin, которое должно было не только отразить русскую рать, но и продолжить экспансию в русские земли.

Вскоре подошли и главные силы, и началась осада, принявшая характер непрерывного штурма, который чрезвычайно изматывал обороняющихся. За ночь наши умельцы собрали крепость, привезённую с собой на судах в разобранном виде, и установив её на плот,  пустили вниз по Неве. Шведы попытались сделать вылазку, чтобы перегородить русло припасёнными для этого случая канатами, но меткие стрелы татарских и новгородских лучников не дали им этого сделать. Плавучая крепость пристала к одной из угловых башен Ландскроны, которая тут же была захвачена. Шведы бросились штурмовать захваченную башню, но, не добегая до неё, один за  другим падали, поражаемые стрелами. Гарнизон заметно поредел, и у нас появилась возможность ворваться внутрь крепости. Часть защитников во главе с комендантом Стеном укрылась в одном из подвалов внутри крепости и продолжала сопротивляться. Стен заявил русским, что его воины готовы капитулировать при условии, если им сохранят жизнь. Однако рыцарь Торкиль Андерссон счел позорным сдаваться и пронзил насмерть копьём русского воина, неосмотрительно заглянувшего в подвал.

В ответ в подвал полетели привезённые из Орды китайские пороховые гранаты. Большого урона они не причиняли, но разрываясь внутри подвала, они создавали невыносимый шумовой фон для непривычных к этому шведов, огнестрельное оружие у которых появилось сто лет спустя после описываемых событий. Через несколько минут шведы выскочили из подвала и сдались на милость победителей.

Тем временем, пока остатки шведского гарнизона ещё отсиживались в подвале, вверх по Неве уже поднимался шведский флот во главе которого стоял сам маршал Торгильс Кнутссон, который в те времена управлял Швецией от имени малолетнего короля Биргера Магнуссона. Встав у возведённых несколько дней назад заграждений, он высадил на берег команды, занявшиеся расчисткой русла. И в этот момент глазам шведов предстала сплавляемая вниз по Неве русская крепость. Обшита она была горбылём, который надёжно защищал от стрел и который снаружи воспринимался как брёвна. Снявшись с якоря и подняв паруса, шведские корабли бросились наутёк. Разграбив по пути прибрежные районы Водской пятины, шведы через две недели вернулись в Стокгольм. Новгородцам же досталась первоклассная крепость, которая была нами потеряна лишь в 1611 году ходе русско-шведской войны 1610-17 годов, происходившей на фоне всеобщего разлада в нашем государстве. Тогда, в 1611 году, шведы построили на месте бывшей Ландскроны новую каменную крепость, которую Пётр I взял в мае 1703 года.



Невская битва

Ледовое побоище

Раковорская битва

Куликовская битва
Разгром Хазарского Каганата
Стояние на реке Угре
Древние славяне
Татаро-монгольское иго
Татаро-монгольское нашествие
Почему татаро-монголы не пошли на Новгород
Невская битва
Татаро-монгольское иго
Образование Русского централизованного государства
Иван Грозный