танки автомобили оружие авиалайнеры

 

Рейтинг@Mail.ru

 

Me-109

 

наш главный воздушный противник

Наши пилоты впервые встретились с немецкими «мессершмиттами» в 1936 году, в начале гражданской войны в Испании. Тогда это были Ме-109 серии В (Бруно) с двигателем мощностью 610 л. с. и скоростью не выше 470 км/ч. Советские самолеты  не уступали им ни по скорости, ни по вооружению. Маневренность же у наших машин была значительно лучше. Однако появление в начале 1939 года Me-109 серии E (Эмиль) с 570-километровой скоростью, двумя 20-миллиметровыми пушками MG FF и 6-млиилиметровой бронеплитой, перекрывающей всё сечение фюзеляжа стало для немцев качественным скачком вперёд.

Тем не менее, первое время немцы готовили свои истребители не столько для войны с нами, сколько для действий против французской авиации – до неожиданно быстрого поражения Франции Гитлер намеревался нападать на СССР лишь дождавшись смерти Сталина. тем не менее, немцы серьёзно опасались нового французского Девуатена D501, и Эмиля решили на всякий случай модернизировать.

В начале 1940 года конструкторы в Аугсбурге приступили к кардинальной переработке аэродинамики истребителя Me-109 с тем, чтобы максимально полно использовать возможности двигателя DB 601. В результате появился Ме-109F, прозванный Фридрихом или, уменьшительно, Фрицем. как считают многие, это была лучшая модификация истребителя Мессершмитта. Эти работы были вынужденной мерой, так как постоянные доработки вели к увеличению взлетного веса самолета, без какой-либо возможности поднять мощность двигателя или снизить нагрузку на крыло. Все это вело к ухудшению управляемости самолета и снижению его маневренности.
Крыло Me-109 практически не изменилось, начиная с первого опытного самолета, и даже при этой модернизации остались неизменным профиль, форма и конструкция крыла. Однако, больше всего портили аэродинамику крыла радиаторы на нижней поверхности.


Самолет получил более высокий и симметричный капот двигателя. Кок винта был увеличен, а воздухозаборник радиатора был отодвинут от стенки капота, чтобы исключить забор турбулентного потока у поверхности фюзеляжа. Одновременно диаметр винта был сокращен с 3,1 м до 2,95 м. Винт был автомат с постоянной скоростью вращения, но шаг винта мог регулироваться и пилотом, как на Me-109E. Площадь руля направления была сокращена с 0,75 м2 до 0,7 м2. Сама форма руля была изменена для обеспечения лучшей управляемости при наборе высоты. Со стабилизатора сняли столь характерные для предыдущих моделей подкосы. Хвостовое колесо стало полуубираемым, а основные стойки шасси получили более широкую базу за счет изменения угла наклона на шесть градусов.
Первоначально планировалось ставить на самолет двигатель DB 601E взлетной мощностью 1350 л.с. при 2700 оборотах в минуту. Также было решено, что фюзеляжные пулеметы MG 17 останутся, а вместо крыльевых пушек MG FF будет установлена одна мотор-пушка Маузера MG 151, стреляющая через полый вал винта. Эта пушка значительно превосходила MG FF по начальной скорости снаряда и темпу стрельбы и могла комплектоваться 15-мм или 20-мм стволом. Однако к концу осени ни двигатель DB 601Е, ни пушка MG 151 не были готовы к серийному производству, а доводка двигателя вообще затянулась до следующего года.
Первый серийный Me-109F-1 сошел со сборочной линии в ноябре 1940 г. Внешне он почти не отличался от предыдущей модели, разве что воздухозаборником нагнетателя, который был круглым вместо коробчатого по образцу Me-109 V24. Вскоре после поступления первых Me-109F-1 на войсковые испытания, с ними произошли три необъяснимые катастрофы. В двух случаях пилоты успели сообщить по радио, что началась сильная вибрация двигателя, после чего они теряли управление и бились. Всем Me-109F-1 до выяснения причин были запрещены полеты. Первоначально грешили на двигатель, но на Me-109E-4/N с теми же двигателями не встречалось ничего похожего. Так как причину не обнаружили, полеты были возобновлены. Вскоре разбился еще один Me-109F-1, при этом двигатель практически уцелел, за то заклепки на хвостовой части фюзеляжа были почти все выбиты. Пришли к заключению, что снятие подкосов к стабилизатору изменило жесткость хвостовой секции, и при определенных оборотах двигателя возникал резонанс с хвостовым лонжероном. При этом начинались симметричные вибрации двигателя и хвостового оперения, что приводило к разрушению конструкции. Проблема была решена креплением дополнительной усиливающей пластины на хвостовую часть фюзеляжа. Вновь начались поставки самолета в боевые части. Первыми их получили JG 2 Рихтгофен и JG 26 Шлагетер, находящиеся на берегу Ла-Манша. В марте-апреле 1941 г туда поступили Me-109F-1 и F-2. Последние получили вместо MG FF/M 15-миллиметровый пулемёт MG 151.
Те истребительные группы, которые не были задействованы в проведении операции Марита, приступили к перевооружению на Ме-109F, готовясь к вторжению в Советский Союз, начавшееся 22 июня 1941 г. К этой дате две трети всех истребительных групп полностью или частично было перевооружено с Ме-109E на Ме-109F. Более чем 60% всех самолетов люфтваффе первой линии было нацелено на участие в операции Барбаросса.
К началу Великой Отечественной в истребительной авиации на Восточном фронте немцы имели 440 боеспособных Me-109F. Однако с первых же дней боёв Мессершмитты стали нести столь огромные потери, что немецкая авиапромышленность не могла их восполнить - пришлось увеличить выпуск Фрицев на 40%, пожертвовав частью тиража двухмоторного Ме-110. Имея в своем распоряжении более высокую маневренность, наиболее опытные советские пилоты использовали на своих И-153 и И-16 приём, который оказался довольно успешным: нужно было подождать, пока немецкий истребитель был уже почти готов открыть огонь, чтобы в самый последний момент резким маневром выйти из прицела. Советские пилоты в тот самый момент, когда немец должен был открыть огонь, резко разворачивались, стараясь выйти в лобовую атаку.

Достать исправного Фрица нашим испытателям долго не удавалось, но 22 февраля 1942 года командир 8-го отряда эскадры JG51 обер-лейтенант Нис сбился с курса и в районе Тушинского аэродрома был обстрелян из пулемета. Повреждения радиатора и пробоина бензобака вынудили немецкого офицера совершить вынужденную посадку в расположении советских войск. Захваченный красноармейцами «мессер» быстро восстановили силами техсостава 47-й авиадивизии, базировавшейся в Тушино, но первый же вылет на трофейном истребителе закончился аварией – сломалась нога шасси и законцовка крыла. Пришлось машине пройти еще один ремонт (на этот раз его провела бригада ЦАГИ), после чего Me-109F № 9209 передали на баланс НИИ ВВС для всесторонних испытаний. По результатам испытаний отмечалось, что Bf109F летал у земли на 70 км/ч быстрее, чем Me-109E, причем примерно половина прироста скорости получена за счет более мощного двигателя DB 60IN, а другая – за счет лучшей аэродинамики. Важное место в отчете заняла эксплуатационная оценка истребителя. Наши специалисты отметили хорошие подходы к агрегатам мотора, особенно свечам, удобно выполненное капотирование двигателя, значительное облегчение пилотирования за счет различных автоматов, в том числе регулирующих температуру воды и масла в моторе. Один из ведущих летчиков НИИ ВВС полковник П.М.Стефановский отметил неудовлетворительный обзор задней полусферы - тяжелая рама с бронезаголовником не позволяла увидеть зашедший в хвост самолет противника. Многие коллеги Стефановского разделяли его точку зрения. Они считали также серьезным недостатком невозможность полета с открытой или полуоткрытой крышкой фонаря.

Другой лётчик-испытатель майор Ю. П. Николаев, ранее летавший на Ме-109E, отметил, что управляемость на вираже машины ухудшилась — истребитель с некоторым запаздыванием реагировал на отклонение элеронов. Поэтому, несмотря на возможность развернуться на высоте 1000 м за 20 с, «мессершмитт» практически не имел преимущества в горизонтальной маневренности перед отечественными истребителями, даже если они и медленнее выполняли виражи.
В ходе испытаний специалисты института провели учебный воздушный бой Ме-109F с нашим Як-1 (№ 0511) и выработали рекомендации для летного состава строевых частей ВВС Красной Армии. Получалось, что вероятность победы советского истребителя тем больше, чем выше забирались самолеты. Если вблизи земли полное превосходство было у «мессера» и нашим летчикам рекомендовались лобовые атаки, то с 3000 м шансы уравнивались, а на высоте 5000 м Як-1 получал полное преимущество в скорости и маневренности.

Одной из послевоенных модификаций Ме-109 стала та, что была разработана в Чехословакии. Предпосылкой к её появлению стали планы развития ВВС этой страны, предусматривающие развертывание четырех авиационных дивизий. Однако для этого имелись только 72 Спитфайра Mk.IX 26 Ла-5ФН и 54 Ла-7 - примерно четверть от необходимого количества самолетов. Среди мер предпринятых для решения этой проблемы, была и постройка немецких истребителей из оставшегося по наследству от гитлеровского авиапрома и полученного из СССР задела запчастей узлов и агрегатов.
В 1947 г. машины получили новые обозначения S-99 и CS-99 соответственно. С самого начала эксплуатации чешские авиаторы столкнулись с проблемами, так и нерешенными немецкими инженерами - установленный на этих самолетах двигатель Даймлер-Бенц DB-605 был перефорсирован и обладал малым ресурсом. Ситуацию существенно осложнил пожар, уничтоживший склад запчастей. Дальнейшее производство истребителей с DB-605 требовало значительных финансовых затрат на изготовление моторов и запчастей к ним. В итоге было принято решение оснастить S-99 надежным двигателем Юмо 211 серий F.  

Чехословацкий мессер с Jumo 211F по всем статьям проигрывал своему немецкому прототипу. Максимальная скорость упала с 630 км/ч до 540, а потолок - с 11000 м до 9000.

25 самолетов S.199 в 1948 году поступили в Израиль. Их пилотировали немецкие лётчики, объявившие в русском плену о своём еврейском происхождении.  В Израиле им сразу давали ивритизированные имена, чтобы скрыть их службу в люфтваффе. Правда, использовали бывших немцев в основном как инструкторов, а в боевые вылеты отправляли проверенных евреев. 

28 мая 1948 года первые четыре Мессершмитта, названные в Израиле Сахинами (здесь игра слов: сахин (סכין) на иврите - ножик, в то время, как Messer это нож по-немецки), были собраны и облетаны на авиабазе Экрон. Из них сформировали новый, 101-й, таесет, укомплектованный опытными западноевропейскими и американскими летчиками-евреями, ветеранами Второй Мировой войны. В качестве первой задачи для истребительно-штурмового таесета планировался налет на египетский аэродром Эль-Айриш, но события складывались таким образом, что Сахинам пришлось действовать по другим целям.


Смотрите по теме:

Хеншель Hs-123

hs-123

Хеншель Hs-126

Hs-126

Юнкерс Ju-87 

Ju-87D

Ju-88


He-111

Хеншель Hs-129
Хеншель Hs-129

Me-110


Fw-190


Me-262

Пленных немцев кормили точно также, как и охранявших их солдат
Ещё раз о пленных фрицах
Евреи в Вермахте
Сколько пленных мы взяли за время войны

 

Auto Web Pinger