Рейтинг@Mail.ru

Поход крымских татар на Москву 1591 года

4 июля 1591 года под стенами Москвы появился крымский хан Казы-Гирей со своим 150-тысячным войском.

После сокрушительного разгрома в Битве при Молодях Крымское ханство, лишившись почти всего взрослого населения, в течение целого поколения не было в состоянии совершать крупные походы, довольствуясь лишь набегами на пограничные земли. Однако прошло 19 лет, и выросло новое поколение алманщиков – таких же алчных и безжалостных, какими были их убитые нами отцы.
В 1588 году турецкий султан Мурад III назначил новым ханом Казы-Гирея. В 1589 году хан ради разминки совершил набег на окрестности Львова и Тарнополя, после чего совместно с ногайским мурзой начал готовить поход на Москву.
К лету 1591 года Казы-Гирей собрал 150-тысячную армию и повел ее к нашей столице. Хан строго запретил грабить по пути земли неприятеля, чтобы не замедлить продвижения к цели. Первыми татарские полчища обнаружили станичники под Ливнами. Тульский и дедиловский воеводы сообщили в Москву о появлении орды близ наших рубежей.
Рубежи наши к тому времени были вполне осязаемыми. Они представляли собой порубленные деревья, поваленные крест-накрест вершинами в сторону противника. Ряды поваленных деревьев назывались засеками. Засеки объединялись в засечные черты. Большая засечная черта тянулась от Переяславля-Рязанского на Тулу, Белёв и Жиздру. Юго-восточный фланг черты прикрывали Ряжская и Шацкая засеки. На путях наиболее частых вторжений татар в Русское государство строились города-крепости, а в местах пропуска населения через рубежи строились опорные пункты с башнями, подъёмными мостами, острогами и частоколами. Для покрытия расходов на ремонт и содержание укреплений с населения, начиная с 3-й четверти 16-го века, взимались особые подати – засечные деньги. Оборона засечных черт была возложена на пограничную засечную стражу, набиравшуюся из местных жителей по 1 человеку с 20 дворов.

Засечная стража насчитывавшая 30-65 тысяч человек, делилась на станицы. От каждой станицы в степь высылался разъезд так называемых сторожей, которые наблюдали за обширным районом перед засеками. На естественных возвышениях, стоящих на расстоянии прямой видимости друг от друга устанавливались пункты сигнализации.


Степная застава осуществляет сигнализацию при помощи дыма разжигаемых костров, передавая по цепочке от заставы к заставе весть о приближении противника.

Увидев противника или узрев дым на впереди стоящем пункте, служащие этих пунктов поджигали на специальной вышке костёр, дым от которого сигнализировал следующему посту о приближении противника. Летом каждого года собиралось полевое войско, сосредоточивавшееся на рубеже Одоев, Тула, Рязань. Штаб его находился в Туле, а передовой отряд базировался на Мценск.
Укреплялась и сама Москва: московский посад был заключён в кольцо Белого города, по линии которого теперь проходит Бульварное кольцо. Постройка Белого города была, осуществлявшаяся по проекту Фёдора Коня, была завершена как раз к моменту нашествия Казы-Гирея.

Северная часть стены белого города с внешней стороны в месте, где в Москву втекала река Неглинная. Сейчас на этом месте находится Трубная площадь.
Правда, Москва тут же разрослась за пределы и этих стен, а Земляной вал ещё не был построен – построили его пару лет спустя, но зато в южных окрестностях столицы высились стены и башни монастырей, также служивших крепостями. Один из таких монастырей – Свято-Данилов – и принял на себя главный удар армии Казы-Гирея.
10 июня 1591 года из Путивля пришли сведения, «что крымской царь Казы-Гирей идет на государевы украины Муравским шляхом, а с ним по смете людей с полтораста тысяч и больше».
Русское правительство приняло все меры для отражения вражеского нашествия. Все украинные воеводы получили приказ немедленно собраться с полками в Серпухове, а оттуда выступить к Москве, оставив на «берегу» небольшой отряд воеводы Степана Борисовича Колтовского для разведки. 3 июля Колтовский со своим отрядом прибыл в Москву, где сообщил, что крымский хан «Оку реку перелез июля во 2 день пониже Серпухова под Тешиловым, а начевать ему июля в 2 день на Лопасне реке, прошод Серпухов двадцать верст по Московской дороге; а идет крымской царь прямо к Москве, а войны от себя нигде не роспустил».
Навстречу крымскому войску немедленно был послан еще один небольшой отряд во главе с воеводой князем Владимиром Ивановичем Бахтеяровым-Ростовским. Он должен был двигаться по Серпуховской дороге к реке Пахре и «проведать» про приход крымского царя. Но крымцы дворянские сотни «розогнали», ранив при этом и самого воеводу. Русское командование решило дать генеральное сражение под стенами Москвы. Во главе большой русской рати, собранной под столицей, находились воеводы боярин князь Федор Иванович Мстиславский и конюший боярин Борис Федорович Годунов, являвшийся на тот момент фактическим главой государства.
Чтобы не допустить паники среди населения, могущей перекинуться на войска, Борис Годунов решил не эвакуировать царя из Москвы, и Фёдор Иоаннович вместе с патриархом Иовом обошли Москву крестным ходом, держа Владимирскую икону Божией Матери, которая, как считалось, спасла Москву от Тамерлана в 1395 году, от Ахмата в 1480, и от Мехмед-Гирея в 1521, но почему-то не спасла от Давлет-Гирея в 1571.
Утром 4 июля 1591 года Казы-Гирей с ордой подошёл к столице по Большой Серпуховской дороге – нынешнему Варшавскому шоссе – и встал в деревне Котлы, расположенной как раз у того самого места, где сейчас Варшавское шоссе проходит под МКЦ. Оттуда к Москве устремились вражеские передовые отряды. Один из них возглавил его младший брат калга Фетих-Гирей, а другой – его племянник нурэддин Сафа-Гирей. Однако со стен Свято-Данилова монастыря крымцев окатили картечью из пушек. Тогда татары решили подойти к Москве по Калужской дороге, а сам хан перенёс свою ставку на Воробьёвы горы, оттуда наблюдал за действиями своих войск. Однако там передовые отрады крымцев напоролись на стоявший там «обоз» – систему обороны из нескольких гуляй-городов, поддерживающих друг друга перекрёстным мушкетным огнём.
Стены гуляй-городов защищали наших стрельцов от татарских стрел, в то время как татары под ружейным огнём были беззащитны. Тяжёлые мушкетные пули имели большую пробивную силу, и одна пуля дырявила подряд двух лошадей или троих всадников.


Потерпев неудачу, к вечеру хан отошёл от столицы и встал лагерем в селе Коломенском. Ночью русские воеводы из «обоза» отправили 3-тысячный конный отряд Василия Янова в атаку на ханский лагерь. Встревоженный русским нападением и пушечной стрельбой, крымский хан ещё до рассвета начал поспешное отступление от русской столицы. Отдельные татарские «загоны», отделившиеся от главных сил для того, чтобы наловить пленников и хотя бы частично оправдать неудавшийся поход, были разгромлены в окрестностях Тулы, Михайлова и Пронска. Русские конные отряды были посланы в погоню за отступающей и деморализованной крымской ордой. В последних боях с русскими в «Поле» был ранен и сам хан Казы-Гирей, который, однако, сумел сохранить и привести назад часть своего разбитого войска, с которой он вернулся в Бахчисарай в ночь на 2 августа.
В том же году на месте, где стоял «обоз», был отстроен собор Донской иконы Божией Матери, ставший ядром Донского монастыря. Таким образом, между Даниловым и Новодевичьим монастырями возникла Донская обитель – новая монашеская крепость, которая завершила формирование московского оборонительного кольца.
 


Постоянный адрес статьи: https://pynop.com/nabeg-1591.htm

 

Смотрите также:

Битва при Молодях
Поход крымских татар на Москву 1571 года
Поход крымских татар на Москву 1521 года
Первое присоединение Крыма к России
Выселение крымских татар