Рейтинг@Mail.ru

Конфликт на озере Хасан

Японцы напали на нас, выполняя союзнические обязательства перед немцами.

Сергей Шумаков, главный редактор портала opoccuu.com

Хасанские события были и остаются важным эпизодом советско-японского противостояния. Однако о причинах японского нападения на дальневосточные заставы мало кто задумывается, и вряд ли кто задаёт себе вопрос, неужели Япония была готова из-за пары сопок, пусть и господствующих над местностью, ввязаться в войну с мощным государством? Тем не менее, факт остаётся фактом: в конце июля 1938 года японские войска напали на многократно превосходящие советские силы, после чего и начался конфликт на озере Хасан.

 

 

Сергей Шумаков,

военный историк, к.и.н.,

главный редактор портала  pynop.com

В 1931 году Китай, страдавший от политической неразберихи и раздираемый междоусобицами региональных военных вождей, стал жертвой японской агрессии. Использовав в качестве предлога так называемый Маньчжурский инцидент, когда японский поручик Суэмори Комото по заданию своего же командования подорвал железнодорожное полотно на Южно-Маньчжурской железной дороге, японцы в период с 18 сентября 1931 по 27 февраля 1932 года оккупировали всю Маньчжурию, а войска военного губернатора провинции Ляонин 30-летнего генерала Чжан Цзолиня, безуспешно воевавшего против нас на КВЖД, отошли в провинцию Жэхэ, но в 1933 году японцы выбили их и оттуда.
На оккупированных территориях японцы 9 марта 1932 года провозгласили государство Маньчжоу-Го, во главе которого ими был посажен бывший китайский император Айсин Гёро Пу И. Однако командующий Квантунской армией одновременно являлся и японским послом в Маньчжоу-Го и обладал правом вето на решения императора. Узнав о воцарении законного императора, большинство военнослужащих армии Чжан Цзолиня перебежало к японцам и поступило на службу в армию нового государственного образование. Ещё раньше, 23 сентября, на сторону японцев перешёл генерал Си Ця, губернатор провинции Гирин, усердно помогавший врагу в завоевании родного края.
Почти сразу же после оккупации Маньчжурии японцы попытались прощупать штыком охрану нашей границы. В феврале 1934 года линию границы перешли пятеро японских солдат. в столкновении с нарядом пограничников один из нарушителей был загрызен собакой, а четверо взяты в плен ранеными. 22 марта 1934 года при попытке провести рекогносцировку на участке заставы Емельянцева были застрелены офицер и солдат японской армии. В апреле 1934 года японские солдаты предприняли попытку захватить высоту Лысая на участке Гродековского погранотряда, одновременно была атакована застава «Полтавка», но пограничники при поддержке артиллерийской роты отразили нападение и выбили противника за линию границы.
30 января 1936 года две японо-манчжурские роты пересекли границу в Мещеряковой пади и на 1,5 км углубились на территорию СССР, прежде чем были оттеснены пограничниками. Потери составили 31 манчжурских солдат и японских офицеров убитыми и 23 ранеными, а также 4 убитых и несколько раненых советских пограничников. 24 ноября 1936 года конно-пеший отряд из 60 японцев пересёк границу в районе Гродеково, но попал под пулемётный огонь и отступил, потеряв 18 солдат убитыми и 7 ранеными, 8 трупов осталось на советской территории.
В дальнейшем нарушения границы происходили по нескольку раз за год, но до открытых боевых действий не доходило.
 

Солдаты армии Маньчжоу Го


Однако в 1938 году резко обострилась ситуация в Европе. После успешного аншлюса Австрии немцы обратили свой взор и на Чехословакию. О своей поддержке Чехословакии заявляют Франции и Советский Союз. Дело в том, что ещё 16 мая 1935 года был подписан советско-чехословацкий договор, по которому мы обязывались вступиться за Чехословакию в случае нападения на неё какой-либо европейской страны. Тогда, в тридцать пятом, под этой какой-либо страной подразумевалась Польша, претендовавшая на Тешинскую Силезию. Однако и в тридцать восьмом СССР не собирался отказываться от своих обязательств, о чём и было заявлено. Правда, Франция вскоре отказалась от своей поддержки – новый премьер-министр Франции Эдуард Даладье, сменивший на этом посту Леона Блюма, отошёл от политики коллективной безопасности, провозглашавшейся его предшественником.
Накануне выборов, состоявшихся 22 мая 1938 года, партия судетских немцев устраивает беспорядки в Судетской области. Вермахт подтягивает войска к границе. В германском штабе ОКВ к 20 мая был подготовлен проект директивы «Грюн» – плана военных операций против Чехословакии. В ответ на это чехословацкий президент Бенеш вводит войска в Судетскую область. Происходит мобилизация двух возрастов резервистов. Начинается Судетский кризис.
Немцы пока ещё боятся всех. Они ещё не знают, что чехи сдадут страну без единого выстрела, что англичане и французы не только им не помешают, но даже помогут. Но больше всего они боятся, что на просторы Европы вырвется конница Будённого, поддержанная крупными танковыми соединениями.
Начальник штаба сухопутных войск генерал Бек отговаривает фюрера от военного вторжения, но сам получает отставку. Сменивший его Гальдер на словах соглашается с фюрером, но в тайне готовит на него покушение. Конечно, немцев успокаивает то, что Польша собирается объявить войну русским в случае их помощи чехам, но немцы понимают, что Красная армия уже не та, что в 1920, и Польша рассыплется от первых же советских ударов. Более того, немцы понимают, что такой поворот событий очень выгоден русским – у них появится законная причина разделаться с Польшей и отмстить ей за позор 20-го года.
И тогда немцы через военного атташе в Берлине барона Хироси Осиму, впоследствии ставшему японским послом, обращаются к японцам с просьбой создать напряжённость на советско-маньчжурской границе. Это, во-первых, заставит русских оттянуть на Дальний Восток лучшие войска, а во-вторых, покажет им, что в случае, если они ввяжутся в войну в Европе, их ждёт война на два фронта.
 

Риббентроп, Гитлер  и японский посол Сабуро Курусу сговариваются о совместных действиях.


При помощи шифровальной машины 九七式印字機, более известной под американским названием Purple, 17 июня 1938 года эта просьба передаётся в Токио, и уже 21 числа по пути из дома в полпредство поверенный в делах СССР в Японии Константин Александрович Сметанин видит на всём пути своего следования плакаты с надписью: «Будьте готовы к неизбежной японо-советской войне!».
Наглость японцев не подкреплялась серьёзной военной силой – из-за войны в Китае Япония могла выделить на для войны с нами лишь 9 дивизий. Мы, правда, об этом не знали, полагая, что японцы обладают куда большим силами, а вот японцы о нашем превосходстве не знать не могли. Дело в том, что как раз в это время, 13 июня 1938 года к японцам перебежал полпред НКВД по Дальнему Востоку Комиссар государственной безопасности 3-го ранга Генрих Самуилович Люшков. От него-то они и узнали точное количество и состояние советских войск на Дальнем Востоке. Опираясь на полученные от Люшкова данные, пятый отдел генштаба пришел к выводу о том, что Советский Союз может использовать против Японии в нормальных условиях до 28 стрелковых дивизий, а при необходимости сосредоточить от 31 до 58 дивизий, и вместо широкомасштабного конфликта они решили ограничиться крупной провокацией.
По всей вероятности, содержание шифротелеграммы Осимы не осталось тайной и для нашей разведки, и 1 июля 1938 года Особая Краснознаменная Дальневосточная армия, срочно пополненная личным составом на 105 800 человек, преобразуется в Краснознаменный Дальневосточный фронт.
3 июля к высоте Заозёрной, на которой находился пограничный наряд из двоих красноармейцев, выдвинулось около роты японских пехотинцев. По тревожному сигналу с заставы прибыла группа пограничников во главе с лейтенантом Петром Терешкиным.
Японцы развернулись в цепь и с винтовками наперевес, как в атаке, двинулись к высоте. Не доходя 50 метров до вершины Заозерной, по которой проходила линия границы, японская цепь по приказу офицеров, которые шли с обнаженными саблями в руках, остановилась и залегла. Так и не сумев вызвать на себя огонь пограничников, к вечеру рота отошла к корейскому селению Хомоку, на окраине которого японцы начинают демонстративно рыть окопы. 10 июля советская резервная пограничная застава, скрытно выдвигается на высоту Заозерную, и на ее вершине начинается сооружение окопов и проволочных заграждений.
Вечером 15 июля начальник инженерной службы Посьетского пограничного отряда лейтенант Василий Виневитин выстрелом из винтовки убивает японского жандарма Сякуни Мацусиму, нарочно заступившего одной ногой за линию государственной границы.
Через несколько дней Виневитин будет убит нашим часовым, назвав неверный пароль.
18 июля началось массовое нарушение участка границы Посьетского погранотряда. Нарушителями были безоружные японцы-почтальоны, каждый из которых имел при себе письмо к советским властям с требованием «очистить» маньчжурскую территорию, а 20 числа японский посол в Москве Мамору Сигэмицу на приеме у народного комиссара иностранных дел Литвинова от имени своего правительства в ультимативной форме предъявил территориальные претензии к СССР. Объектом претензий стала высота Заозёрная. 22 июля Советское правительство направило ноту японскому, в которой эти требования отклонялись.
28 июля высота Заозёрная была обстреляна их пулемёта, а 29 июля японцы силами роты жандармерии пошли на штурм высоты Безымянной. Сопку обороняло 11 пограничников. Четверо из них, включая командира отделения, было убито, но когда на помощь обороняющимся прибыл взвод с соседней заставы «Пекшекори», японцы ретировались.
Вечером 30 июля японская артиллерия обстреляла вершины сопок Заозерная и Безымянная, стараясь разрушить окопы пограничников и проволочные заграждения, а около 2 часов ночи, под прикрытием ночной темноты японская пехота силами до двух полков начала атаку этих пограничных высот.
Бой продолжался до самого вечера, и исходу дня обе сопки оказались в руках японцев. Из 94 пограничников, оборонявших сопки Заозёрная и Безымянная, 13 человек были убиты и 70 ранены.

На занятых высотах японцы начали рыть окопы, устанавливать пулемётные точки. Наспех подготовленная контратака силами двух батальонов 119-го стрелкового полка успеха не имела. Мы могли бы значительно быстрее расправиться с зарвавшимся врагом, если бы нарушили границу и овладели окопами, обходя их по маньчжурской территории. Но наши, исполняя приказ командования, действовали лишь в пределах своей территории. Наступая в гору по открытой местности без артиллерийской поддержки (командование боялось, что какой-нибудь снаряд угодит на сопредельную территорию), наши войска понесли ощутимые потери. Кроме того, в ходе боёв выяснилось, что в отличие от хорошо подготовленных пограничников, входивших в систему НКВД, бойцы стрелковых частей практически не умели стрелять, а гранаты РГД-33 оказались неиспользованными, так как бойцы не умели с ними обращаться.
Пришлось подтягивать танки и артиллерию. Задействована была и авиация.
Укрепляли позиции и японцы. На 5 августа оборону на сопках Заозёрная и Безымянная держали, имея в ближайшем тылу войска второго эшелона, 19-я пехотная дивизия, пехотная бригада, два артиллерийских полка и отдельные части усиления, в том числе три пулеметных батальона, общей численностью до 20 тысяч человек. Мнегое называют эти формирования войсками Квантунской армии. На самом деле в состав Квантунской армии они не входили, а принадлежали к контингенту японских войск в Корее.

В эти дни произошёл первый случай боевого применения ТБ-3. В 16 часов 6 августа 180 бомбардировщиков (60 ТБ-3 и 120 СБ) обрушили на противника 1592 авиабомбы общим весом 122 тонны. Прикрывавшие бомбардировщики истребители расстреляли по японским позициям 37 тысяч 985 пулеметных патронов. После налета авиации по высотам и по местам предполагаемого сосредоточения японских резервов был произведен 45-минутный огневой налет артиллерии. В 16.55 началась общая атака Заозерной и Безымянной пехотой при поддержке танковых батальонов 2-й механизированной бригады.
Одновременно с началом авиационной подготовки 3-й танковый батальон 2-й МБр, поддерживавший 95-й и 96-й стрелковые полки, получил сигнал к атаке. Выдвижение с исходных позиций к переднему краю обороны противника батальон, в составе которого имелось 6 танков БТ-5 и БТ-7, начал быстро, тремя колоннами, по числу переправ наведенных саперами через ручей юго-западнее Новоселки. Однако из-за вязкости грунта скорость БТ упала до 3 км/ч, при этом они подвергались сильному обстрелу артиллерией противника. Эффективность артиллерийской и авиационной подготовки оказалась низкой, и артиллерия японцев не была подавлена.
Из 43 танков, участвовавших в атаке, переднего края обороны противника достигли всего 10. Остальные застряли на переправах или были подбиты огнем вражеской артиллерии. Потеряв большую часть танков, батальон не смог обеспечить дальнейшего продвижения нашей пехоты. Так что попытка 32-й СД овладеть высотой Безымяннная 6 августа не удалась. С наступлением темноты, потеряв 10 танков только от огня артиллерии, 3-й танковый батальон 2-й МБр был отведен в район северо-восточных склонов высоты, расположенной между высотой Безымянная и озером Хасан.
На левом фланге 39-го СК действовала танковая рота разведывательного батальона 2-й МБр, которая в 16.50 6 августа 19 танками БТ-5 и БТ-7 атаковала противника. Рота, используя высокие маневренные качества танков БТ, начала атаку на большой скорости, но достигнув лощины между высотами Пулеметная Горка и Заозёрная, была вынуждена снизить темп атаки, а потом и вовсе остановиться. Только двум БТ-5 удалось преодолеть заболоченную лощину и прорваться к высоте Заозёрная. Остальные танки просто застряли в болоте.
В 16.55 был дан сигнал к атаке 2-му танковому батальону 2-й МБр. Батальон начал наступление в трехэшелонном составе. Достигнув переднего края обороны противника, батальон начал быстро продвигаться вперед, уничтожая пехоту противника и средства его противотанковой обороны. Однако из-за большой заболоченности местности темп атаки резко снизился. К 17.20 половина танков участвовавших в атаке застряла на подступах к высоте Пулеметная Горка. Многие из них были подбиты противотанковыми орудиями, установленными на высоте. Одними из первых были подбиты танки БТ командира, комиссара и начальника штаба батальона, а также танки двух командиров рот, так как они имели поручневые антенны и резко выделялись из общей массы танков. Управление батальоном нарушилось, уцелевшие танки остановились и стали вести огонь с места по высоте Пулеметная Горка. Командир батальона капитан Меньшов часть уцелевших танков направил на эту высоту с заданием уничтожить огневые точки, мешавшие продвижению 120-го стрелкового полка.12 танков вместе с пехотой 118-го и 119-го полков атаковали высоту Заозёрная. Танки атаковавшие высоту Пулеметная Горка не смогли преодолеть ее крутые скалистые склоны. Атака высоты Заозёрная была более успешной: 7 танков достигли ее юго-восточных склонов и к 22.00 6 августа совместно с пехотой 118-го и 119-го полков захватили высоту Заозёрная.
Японцы не просто оборонялись, но и предпринимали яростные контратаки. Только за 7 августа они контратаковали 13 раз, а 200-метровый участок нашей территории в районе Заозёрной находился в японских руках до 9 августа.
Наконец, разбитые советскими войсками японцы 11 августа запросили перемирия. В этот же день в 12.00 по местному времени боевые действия были прекращены. Наша территория была полностью очищена и граница восстановлена.
13 числа состоялся обмен трупами. В сводке Генштаба Японии говорилось, что японцы потеряли 526 убитыми и 913 ранеными. Наши потери они оценивали в 792 убитых и 3279 раненых. В приказе же Наркома обороны Ворошилова по итогам Хасанских событий была названа цифра в 408 убитых и 2807 раненых.
Из своей неудачи в конфликте на озере Хасан японцы никаких уроков не извлекли, и в следующем году точно с такими же целями – оттянуть на себя побольше советских войск в преддверии наступавшей Польской кампании – и точно под таким же предлогом – незначительное изменение существующей границы – японцы развернули более широкомасштабный конфликт на Халхин-Голе.
 


Советско-японская война 1945
Советские асы Корейской войны

Героическое освобождение острова Шумшу
Как американцы сбили наш пассажирский самолёт

Как мы отомстили американцам за наш сбитый самолёт

Советские асы Корейской войны

Чёрный день американской авиации