Рейтинг@Mail.ru

Героическое освобождение острова Шумшу

Ха-Го командира 4-й роты капитана Ито Рикио (伊藤力男) из состава 11-го танкового полка, подбитый из ПТРС, так и оставшийся на острове Шумшу как красноречивое напоминание о героизме советских воинов, освобождавших Курильские острова.

Без танков и ПТО нашим солдатам и матросам пришлось вспомнить опыт 41-го.

Курильские острова были открыты русскими землепроходцами ещё в первой половине 17-го столетия. Наши казаки и купцы плавали вдоль курильских берегов, но на острова не высаживались. Лишь в августе 1711 года отряд камчатских казаков под руководством Данилы Анциферова и Ивана Козыревского высадился на самом северном острове Курильской гряды Шумшу, а вскоре заняли и Парамушир. В 1719 году Пётр I отправил на Камчатку экспедицию под руководством Ивана Евреинова и Фёдора Лужина, которая дошла на юге до острова Симушир, а в 1778 году русское подданство приняли айны всех курильских островов и даже острова Хоккаяйдо, присутствие японцев на котором ограничивалось лишь посёлком на крайнем юге острова. В «Пространном землеописании Российского государства…» 1787 года был приведён список из 21-го острова, принадлежащего России. В него были включены все Курильские, а также остров Мацумай, ныне называемый Хоккайдо.
За весь почти 70-летний период освоения Курильских островов русские ни разу не встретили там японцев. Первая встреча русских с японцами произошла 19 июня 1778 года в местечке Аккэси на острове Хоккайдо, куда японцы прибыли для торговли с айнами.
Вторжение японцев на южные Курильские острова (Кунашир и Итуруп) относится к 1786—1787 годам. Именно тогда японцы угрозами заставили находившихся там русских промысловых рабочих покинуть названные острова, и к 1792 году японцы уничтожили все свидетельства принадлежности этих островов России.
Первым конфликтом между Россией и Японией стал Горонин дзикэн (ゴローニン事件) – случай Головнина. В 1811 капитану 3-го ранга нашего флота Головнину, командовавшему шлюпом «Диана», было поручено картографирование Шантарских и Курильских островов. На Кунашире экспедиция встретилась с японскими захватчиками. Ступившая на берег часть экипажа «Дианы», включая самого Головнина, была вероломно взята в плен и увезёна в тюрьму на Хоккайдо. В плену Головнин и офицеры его экипажа пробыли в плену 2 года, 2 месяца и 26 дней.

Головнина и членов его команды японцы ведут по городу, демонстрируя населению пойманных варваров.

После того как 1875 году Япония по Петербургскому договору получила во владение Курильскую гряду, Россия лишилась открытого выхода в Тихий океан. Япония, захватнические амбиции которой продолжали расти на дрожжах британской финансовой и технической помощи, фактически получила возможность в любой момент начать морскую блокаду Сахалина и всей дальневосточной России, чем она не преминула воспользоваться в войне 1905 года.

На соседнем с Камчаткой острове Шумшу, отделённом от неё узким проливом, была построена японская рыбацкая деревня, которая ттала замаскированным военным плацдармом для быстрого нанесения военного удара по Камчатке, и в ходе Русско-Японской войны японцы несколько раз высаживались на Камчатском полуострове, но, как и их предшественники англичане, были всякий раз разбиваемы местным русским населением. Тем не менее, расположение острова в опасной близости от Камчатки держало СССР в постоянном напряжении.

И вот в августе 1945 года час освобождения Курильских островов настал.

Некоторые историки теперь утверждают, что Курильская операция была бессмысленна, а понесённые жертвы напрасны. Япония, мол, ещё 14 августа заявила о капитуляции. Но всё дело-то в том, что капитулировать японцы собирались перед американцами, а нашим войскам и в Маньчжурии, и на Сахалине, и на тех же Курилах они оказывали стойкое сопротивление. Зачем? Да чтобы дождаться прихода американцев и сдать острова им а не нам. В этом случае пассивное выжидание капитуляции лишило бы нас и Курил, и Южного Сахалина. И не только бы лишило, а превратило бы эти земли в американский плацдарм опять же против нас. Первоначально Курильская операция нам вообще не планировалась, и до 16 августа — а Совестко-Японская война шла с 8 сентября — никаких действий на этом ТВД не предпринималось, а силы Камчатского оборонительного района не пополнялись. Приказ на разработку и проведение операции было принято лишь тогда, когда стало известно, что на Курилы в нарушение советско-американских договорённостей вот-вот отправятся американские оккупационные войска, которые собирались поставить нас перед свершившимся фактом оккупации Курильских островов.

Наиболее укрепленным из островов Курильской гряды был самый северный остров — Шумшу, отделённый от Камчатки Первым Курильским проливом. Этот небольшой (20 на 13 км) остров в отличие от других низменный. В его юго-западной части, на побережье Второго Курильского пролива, располагалась хорошо оборудованная военно-морская база Катаока, а в 5 — 6 км от нее, на острове Парамушир, — военно-морская база Касивабара.

Группировка противника на острове Шумшу состояла из 73-й бригады 91-й пехотной дивизии, 31-го полка ПВО, Курильского крепостного артиллерийского полка и подразделений 11-го танкового полка (60 танков). При необходимости она могла быть усилена переброской войск с острова Парамушир. В северо-восточной части острова Парамушир дислоцировались 74-я бригада (без двух рот) 91-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки, 18-й и 19-й мортирные дивизионы и подразделение 11-го танкового полка (17 танков). Общая численность гарнизона составляла 23 тысячи человек.


На Шумшу действовали два аэродрома, рассчитанные на базирование до двух авиаполков. Озеро Бэттобу, расположенное на юго-западе, было приспособлено для использования в качестве гидроавиационной базы. К моменту начала операции Фусаки располагал приданными ему пятью самолётами, пилотируемыми смертниками. Это были специально разработанные для камикадзе самолёты キ115, известные как Цуруги (по-японски – 剣, то есть, меч). Шасси キ115 не убирались, а сбрасывались сразу после взлёта, что не давало смертнику возможности совершить посадку.

キ115剣

Во всех справочниках сказано, что в боевых действиях Цуруги участия принять не успели. Против американцев – да, но именно они атаковали наши корабли и суда в первом Курильском проливе. Четыре из них были сбиты, а одному удалось потопить тральщик КТ-152 водоизмещением 62 тонны.
Инженерные сооружения на Шумшу создавались и совершенствовались на протяжении многих лет. Руками китайских и военнопленных по всей линии побережья была оборудована густая сеть артиллерийских огневых позиций, дотов и дзотов, противотанковых рвов и эскарпов, окопов и траншей. К 1945 г. они представляли собой комплекс мощных укреплений. Все побережье, доступное для высадки десанта, прикрывалось дотами и дзотами, связанными подземными ходами и траншеями. Всего на острове насчитывалось 34 дота, 24 дзота и 310 закрытых пулемётных точек. Все они были расположены таким образом, чтобы на берегу и в глубине обороны вести перекрестный огонь, не оставляющий без поражения ни одно из направлений.

Задачу разгрома этой группировки возложили на силы Камчатского оборонительного района. К участию в десантной операции планировалось привлечь два усиленных полка 101-й стрелковой дивизии, 279-й артиллерийский полк 169-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион и батальон морской пехоты. Замысел операции состоял в том, чтобы внезапной высадкой морского десанта овладеть островом Шумшу и, используя его в качестве плацдарма, занять острова, расположенные южнее.

В августе 45-го наша страна была державой-победительницей. Только что ей удалось в тяжелейшей войне разгромить самую мощную армию мира, достигнув над сельнейшим противником военно-технического превосходства. Японскую же армию армия превосходила на целое поколение. Что мог сделать Ха-Го или даже Чи-Ха нашему ИС-2? Однако всё это превосходство находилось на Забайкальском и обоих Дальневосточных фронтах, а здесь, на Камчатке, нашим десантникам пришлось вспоминать опыт сорок первого года, идя с гранатами против танков. Недостаток ощущался во всём, даже в стрелковом вооружении, и если у некоторых бронебойщиков и морпехов порой имелись и ППШ, то линейным подразделениям не хватало даже трёхлинеек. Вместо них солдатам выдавали берданки, которые двумя партиями завезли на Камчатку пароходами Доброфлота в 1885 и в 1900 годах для замены винтовок Карле-Зонса.

Основную массу личного состава составляли новобранцы 1926-27 годов рождения. Офицеры тоже в основном служили с довоенных времён, и боевого опыта у большинства из них не было.

Бронебойщики роты противотанковых ружей капитана Дербышева с ПТРД на на Шумшу. Даже довоенных шлемов СШ-36 хватало не всем. Постановочный снимок, сделанный после окончания боёв, во время которых стоял такой туман, что фотогравирование было невозможно.

 

Наиболее удобным местом высадки являлась северо-восточная часть острова Шумшу, где десант мог быть поддержан огнем береговой батареи с мыса Лопатка. Основные силы десанта намечалось высадить на рассвете 18 августа на трехкилометровом участке мыс Кокутан, мыс Котомари. Отсюда надлежало нанести главный удар в направлении на военно-морскую базу Катаока.

Времени на планирование операции и подготовку к боевым действиям было немногим более суток. Командование оборонительного района, 101-й стрелковой дивизии и военно-морской базы Петропавловска особенно тщательно готовили передовой отряд десанта . Его командиром был назначен один из лучших офицеров Камчатского гарнизона  – член партии с 1931 года, заместитель командира 138-го стрелкового полка майор Пётр Иванович Шутов. В передовом отряде было 1363 человека. Весь же десант состоял из 8363 человек. Боевая задача передового отряда состояла в том, чтобы высадиться в 23 часа 17 августа в северо-восточной части острова Шумшу — между мысами Кокутан и Котомари, овладеть прибрежной полосой, продвинуться, насколько удастся, в глубь ее и тем самым создать плацдарм для высадки главных сил. В 5 часов утра 17 августа наши корабли и суда снялись с якоря и вышли из Авачинской бухты в Тихий океан: сначала двинулись в рейс корабли и десантные суда с передовым отрядом майора Шутова, а через час после этого отчалила и оставшаяся часть каравана.

Караван шёл в сплошном тумане. С одной стороны туман способствовал внезапности появления десанта у курильских берегов, но с другой не позволял нашей авиации подавить японские батареи.

Корабли и суда везли с собой и 95 орудий, но из-за прибрежного мелководья к берегу суда подойти не смогли, и если люди, прыгнув в воду за сто метров от берега смогли добраться до берега, то артиллерия плавучестью не обладала, и большая часть орудий так и затонула вместе с кораблями, потопленными японской артиллерией и атакой того самого японского камикадзе, которому  – одному из пяти   – удалось попасть в бывший рыболовный траулер, переоборудованный в тральщик.

Поздней ночью в тумане корабли подошли к Первому Курильскому проливу. Лишь изредка ночная тишина нарушалась стрельбой артиллерийской батареи с мыса Лопатка. Уже четвертые сутки эта батарея (командир старший лейтенант С. И. Соколюк) периодически обстреливала укрепления японцев на острове Шумшу, и поэтому она не могла помешать внезапности высадки десанта.

Передовой отряд высадился без потерь и без единого выстрела переколол штыками японское береговое охранение. Его продвижение вглубь острова японцы заметили лишь через два часа, когда рассвет обнажил силуэты стоящих у берега советских кораблей. Тогда на наши плавсредства обрушились японские снаряды. Особенно активными были батареи, установленные на мысах Кокутан и Котомари, а также на танкере «Мариуполь», перегоняемый нами из Америки. Этот танкер был потоплен японцами 14 ноября 1943 года и затонул на мелководье у острова Шумшу. Во время войны японцы часто топили в Курильских проливах и Охотском море наши суда, а потом извинялись, объясняя, что приняли наши суда за американские. Так они поступили и с «Мариуполем», который ещё за месяц до этого был американским S.C.T. Dodd. Из полузатонувшего танкера японцы сделали плавучую батарею, установив на нём 20 орудий калибром до 75 мм.

В ответ в полную силу заработали 130-мм пушки с мыса Лопатка, и батарея на танкере была подавлена, но крепостные орудия японцев продолжали обстреливать наши корабли, которые грели и тонули.

Замедлилось и продвижение десантников, а когда наши передовые подразделения подошли к высотам 165 и 171, где проходила главная полоса обороны, наступление застопорилось.

Японское 149-миллиметрове орудие береговой обороны Тип-96 теперь исписано дембельскими надписями.

 

На восточном склоне высоты 165 была оборудована батарея 149-мм крепостных пушек Тип 96, которые прикрывали Первый Курильский пролив. Выше батареи разместили пулемётный ДЗОТ, неподалёку находился орудийный ДЗОТ, в котором размещалась 105-мм пушка Тип 38. Ниже батареи проходит дорога, ведущая к мысу Курбатова.

Пётр Владимирович Бабич в 1963 году.

Именно по этой дороге на наших солдат и матросов и двинулись японские танки. Первой в атаку пошла 4-я танковая рота капитана Ито Рикио из состава 11-го танкового полка. Завязался бой, в котором главный удар приняли на себя морские пехотинцы. На пути японских танков, идущих по восточному скату высоты, оказалась группа морских пехотинцев, которыми командовал техник-лейтенант Александр Михайлович Водынин. У этой группы имелось только одно ПТРС, и такни пришлось подрывать гранатами. Первый танк подбил сам Водынин, за несколько минут до этого уже раненый двумя японскими пулями в стычке с японскими пехотинцами. Техник-лейтенант взял связку гранат противотанковых, японскую мину, найденную на дороге и эту связку гранат лейтенант Водынин швырнул прямо в открытый люк в котором сидел японский офицер со знаменем в руках. Раздался страшный взрыв – вместе с миной и гарантами сдетонировал и боекомплект танка. Офицер погиб вместе с японским экипажем. Тогда старший сержант Кобзарь с криком «Бей самураев!» бросился к следующему танку со связкой гранат, но был сражён пулемётной очередью. Собрав последние силы, он сумел бросить гранаты под гусеницы, и танк закрутился на месте. Этим воспользовался находящийся несколько позади бронебойщик Рындин, который и добил его двумя выстрелами из ПТРС.

Тем временем старшина 2-й статьи Пётр Бабич, тоже уже получивший ранение штыком в бедро, находясь в кювете у дороги подпустил вражеский танк так близко, что связку гранат он подсунул под гусеницу. Взрыв не просто перебил гусеницу, а разломил лёгкий Ха-Го напополам. Самого же Бабича отбросило на пять метров, и в этот момент прямо на него стал наезжать следующий танк. В этот момент старший матрос Власенко вскочил на танк и через щели расстрелял экипаж из ППС-43. Танк остановился. Власенко влез во внутрь танка, выбросил убитого мехвода, сел за управление и дал задний ход, а потом вытащил из болота Бабича, которому танк уже успел переломать кости.

Вся рота, за исключением командирского танка, была уничтожена, но и командирский танк пришлось бросить, так как пулей из ПТР был пробит ствол орудия. Именно поэтому танк сейчас стоит с башней, развёрнутой назад – японские танки не имели спаренных с пушкой пулемётов, а башенный пулемёт располагался в корме башни. Поэтому танк, лишившись орудия, перешёл на использование пулемёта, а когда патроны в нём кончились, экипаж выскочил из танка и бросился на наших десантников в рукопашную.  

Но и десантниками пришлось отступить на несколько сот метров. Следом за этой ротой в бой вступили и роты 11-го полка (Батальонов в японских танковых полках по штату не было, но в каждой роте было по 17 танков). В отличие от 4-й роты, вооружённой лёгкими танками Ха-Го, в этих ротах были средние танки Чи-Ха с 47-миллиметровыми пушками и 25-миллиметровой лобовой бронёй, которую ПТР брало только с малых дистанций.

Танк Чи-Ха из состава 11-го танкового полка. Эмблемой полка служил намалёванный на башне иероглиф 士 (си), обозначавший самурая. Этот иероглиф состоит из элементов «十» и «一», означающих, соответственно, «10» и «1», что в сумме и даёт 11-й номер полка.

 

Некоторые  же из этих танков  были танками Чи-Хе. Эти танки были взяты из императорского резерва и прибыли на остров 27 июля. Чи-Хе обладали броневой лобовой деталью толщиной 50 мм, которая из противотанковых ружей вообще не пробивалась, а 25-миллиметровая бортовая броня пробивалась ими лишь под прямым углом и с малой дистанции.

Возглавил танковую атаку командир полка тайса (яп. 大佐 – полковник) Суэо Икеда (池田末男). Он высунулся из люка, держа в одной руке японский флаг, а в другой самурайскую саблю.

ПТРД

Не полагаясь на пушки, основной боекомплект которых составляли бронебойные болванки неэффективные против пехоты, самураи развернули башни задом наперёд и начали поливать наших десантников из кормовых башенных пулемётов.

 «Советские солдаты с противотанковыми ружьями, прячась в окопах, вырытых японской армией, целились в борта наступающих танков», – вспоминал об этом бое командир 1-го взвода 2-й роты 11-го танкового полка чу-и (лейтенант) Синода Тамио (篠田民雄). ПТР брали броню средних танков далеко не всегда, и тогда в ход шли ручные гранаты. Их использование вынуждало подпускать танки на ближнюю дистанцию, и десантники гибли либо от 7,7-миллиметровых пуль японских пулемётов, либо от осколков собственных же гранат. Гранаты не были кумулятивными, и корпус танка и взрывом содержащегося в них тротила пробить сравнительно толстую броню было невозможно. Однако стоило перебить гусеницу, из подбитых танков выскакивали танкисты с цуругами, револьверами Тип 26 и пистолетами Намбу Тип 14 Намбу Тип А и тут же вступали в рукопашный бой с нашими солдатами и матросами.

В самый разгар боя командир передового отряда десантников майор Шутов увидел движущийся на него танк Чи-Ха, из люка которого сквозь всё ещё не рассеявшийся туман торчал силуэт полковника Икеды размахивающего японским флагом. «Хорошо вижу перекошенное лицо японского офицера со знаменем. Нажимаю на спусковой крючок автомата. Офицер ткнулся ничком, знамя падает на землю. А ещё через мгновение замирает и танк. Выстрел сержанта Костылёва остановил его…» – вспоминал об этом в 1969 году Герой Советского Союза Пётр Иванович Шутов.

Фрагмент панорамы, отражающей тот момент боя, когда майор Шутов убивает полковника Икеду. Неточность этого фрагмента состоит в том, что у майора не забинтована левая рука. Дело в том, что ещё до того, как он покинул транспортное судно, в это судно попал 149-миллиметровый японский снаряд, осколком которого Шутову оторвало средний и безымянный пальцы левой руки.

Танк, в котором погиб полковник Икеда. В нём же в 1996 году японской ветеранской делегацией, совершающей экскурсию по местам боёв, были найдены его останки, которые передали родственникам убитого самурая.

 

Так атаку, возглавленную Икедой, японцы изображают в современных мангах.


Чи-Ха командира шестой роты 11-го танкового полка тай-и (капитана) Комия Канаме, мехвод которого гунсо (сержант) Ито Таичи (伊藤 太市) был убит пулей из противотанкового ружья. Труп его в 2013 году был обнаружен на дне танка. Потерявший управление танк сбил телеграфный столб и съехал в придорожный ручей. Оставшиеся в живых члены экипажа раскачивая машину вперед-назад, пытался выехать из ручья, но танк в результате застрял ещё больше.

До конца дня десант не раз поднимался на штурм вражеских высот, но не достигал цели. Главная причина неудач состояла в том. что в боевых порядках десантников не было артиллерии: к концу для удалось выгрузить лишь четыре сорокопятки.  Вражеские батареи на мысах Кокутан и Котомари были уничтожены штурмовыми группами только к утру 19 августа, после чего выгрузка орудий пошла полным ходом.

Битва за остров Шумшу велась в обстановке превосходства в силах и средствах на стороне противника и закончилась его разгромом и пленением. К исходу 23 августа на Шумшу было пленено свыше 12 тыс. японских солдат и офицеров: 1 генерал, 525 офицеров, 11700 солдат. В тот же день  генерал Фусаки подписал условия капитуляции северокурильских гарнизонов. Когда он узнал, что его 23-тысячный гарнизон был разгромлен 8,363-тысячным десантом, у него началась форменная истерика.

Вслед за гарнизонами Шумшу и Парамушира сложили оружие гарнизоны остальных островов. Северные острова Большой Курильской гряды до Урупа включительно были заняты войсками Камчатского оборонительного района, а все острова к югу от него — войсками, переброшенными на кораблях с Южного Сахалина. Курильскую операцию завершил десант, высаженный утром 1 сентября на остров Кунашир.

См. также:

Великая победа на Халхин-Голе

Конфликт на озере Хасан
Советско-японская война 1945
Советские асы Корейской войны