Рейтинг@Mail.ru

Великолукская операция

Малый Сталинград на Ловати

Генерал Теодор Шерер, отважно бросивший обороняющийся гарнизон.

В те славные дни, когда на Волге вступала в завершающую стадию Сталинградская битва, на северо-западном участке советско-германского фронта произошла не менее славная, хотя и менее масштабная баталия: 24 ноября 1942 года, через пять дней после начала нашего контрнаступления под Сталинградом, началась Великолукская операция.

К началу Великой Отечественной Великие Луки и Великолукский район входили в состав Калининской области. Население города насчитывало 55 тысяч человек. В городе и районе работало 51 промышленное предприятие, среди которых самыми крупными были Паровозовагоноремонтный завод имени Макса Гельца, железнодорожный узел, Трикотажно-перчаточная фабрика.

Отступившие части и ополченцы сосредоточились в районе близлежащих деревень. Перегруппировав в течение двух дней силы и получив подкрепление за счет подошедших частей из резерва, войска подготовились к штурму города.

Для немцев удар оказался неожиданным, и они бежали из города. Линия фронта установилась на всех направлениях в 5-6 км от Великих Лук. 28 июля противник начал новый штурм, но город 33 дня сопротивлялся. Лишь приказ сверху заставил гарнизон оставить Великие Луки.

В Великих Луках немцами была создана система лагерей и тюрем для содержания военнопленных и мирного населения. За период оккупации города на его территории было истреблено около 10 тысяч военнопленных и более семи тысяч мирных советских граждан.

После контрнаступления наших войск под Москвой в декабре 1941 года линия фронта вновь стала приближаться к Великим Лукам. 24 января 1942 года немецкий гарнизон даже  покинул город, но Великие Луки тогда взять так и не удалось.

В самом городе в Великих Луках 1941-1942 гг. существовала подпольная патриотическая  организация. В ноябре 1941 года Геннадий Фокин, Борис Макаров, Иван Иванов и Николай Пошивалов подожгли немецкий склад ГСМ. Через несколько дней группа работников электростанции во главе с инженером Германом Киселевым вывела из строя генератор переменного тока. Подпольная группа железнодорожного депо, возглавляемая Николаем Николаевым, выводила из строя паровозы. Николай Степанов и другие патриоты установили связь с военнопленными великолукского концлагеря, помогали им бежать, передавали продукты. Однако организация была выдана кем-то из местных пораженцев, и 19 марта 1942 года 33 патриота после долгих пыток и издевательств были расстреляны на Коломенском кладбище.

Новой наступление на Великие Луки началось в конце ноября. Целью его было, прежде всего, не дать немцам перебросить силы на юг, где армия Паулюса уже попала в кольцо. Оно проводилось силами 3-й ударной армии под командованием генерала Галицкого. Для её проведения в армии была создана ударная группировка в составе 5-го гвардейского стрелкового корпуса и двух стрелковых дивизий – 381-й и 257-й. В ударной группировке  имелось 95 608 человек, 743 орудия и 1346 миномётов, 46 установок гвардейских реактивных миномётов, 390 танков, 160 из которых были лёгкими. 

24 ноября в 11 часов после 30-минутной артиллерийской подготовки авангардные полки трёх дивизий 5-го гвардейского стрелкового корпуса перешли в атаку. Уничтожив боевое охранение немцев и, продвинувшись в глубину на 2-3 км, они к исходу дня вышли к главной полосе обороны противника. В 9.30 25 ноября началась полуторачасовая артиллерийская подготовка, по окончании которой в наступление перешли главные силы армии. За день боёв соединения 3 Уд. А продвинулись на глубину от 2 до 12 км, при этом наибольшего успеха добилась 381-я стрелковая дивизия, наступающая с севера. В течение последующих двух дней войска армии с упорными боями, отбивая ожесточённые контратаки противника, медленно продвигались вперёд.

Вечером 28 ноября в районе станции Остриань встретились 381-я и 9-я гвардейская дивизии, замкнув кольцо вокруг гарнизона Великих Лук.

Город обороняла 83-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Теодора Шерера. Этот генерал в своё время прославился стойкой обороной окружённого города Холм. Когда партизаны отряда Зиновьева 18 января 1942 года взяли Холм, Шерер успел отбить его до подхода основных сил Калининского фронта и в дальнейшем смог удержать город. Поэтому Гитлер надеялся, что Шерер удержит и Великие Луки. Однако если тогда, зимой 1941-42, Холм снабжался авиацией, то теперь на его снабжение просто не было выделено самолётов – все они были задействованы для снабжения Сталинградского котла.

В первые же дни окружения дивизия Шерера была разрезана на три части – помимо сил, окружённых в Великих Луках, окружены были также части дивизии, стоящие к югу от города. Они были отрезаны как от основных сил, так и от великолукского гарнизона.

Танки КВ-1с в наступлении под Великими Луками

Одну из таких групп примерно полкового состава удалось уничтожить уже к исходу 3 декабря.

В самих Великих Луках немцами заранее был построен периметр полевых укреплений вокруг города. Окруженный гарнизон состоял из усиленного 277-го пехотного полка 83 дивизии, двух артиллерийских батальонов, одного наблюдательного батальона, одной инженерной роты, двух строительных батальонов, эстонского полицейского батальона, а также ремонтных и хозяйственных подразделений. Великолукская крепость, построенная ещё в 1704 году по проекту знаменитого русского математика Магницкого, и железнодорожный узел были приспособлены к длительной обороне. Однако на этот раз герой обороны Холма генерал Шерер при первой же возможности покинул Великие Луки на присланном за ним самолёте, оставив на хозяйстве командира 277-го пехотного полка подполковника Эдуарда фон Засса.

 

Генерал Шерер и подполковник фон Засс в ожидании самолёта, который вывезет Шерера из окружения.

11 декабря немцы предприняли первую попытку деблокировать Великие Луки ударом с юго-запада. 14 декабря на этом направлении противнику удалось потеснить обороняющихся и захватить Громово. На угрожаемое направление была срочно выдвинута 19-я гвардейская стрелковая дивизия 8-го эстонского корпуса, вскоре восстановившая положение. Перегруппировав силы, 19-го декабря противник нанёс новый удар, на этот раз во фланг 19-й гвардейской дивизии. Угроза прорыва советской обороны на юго-западе потребовала вновь усилить данный участок обороны и 20 декабря туда были направлены 2 полка 249-й эстонской дивизии. 21-22 декабря противник предпринял ряд новых атак. Вечером 22 декабря из резерва фронта подошли 360-я стрелковая дивизия и 100-я стрелковая бригада, которые также были использованы для укрепления обороны на юго-западном направлении. Это позволило советским войскам успешно отражать атаки, следовавшие вплоть до 25 декабря. Огромные потери, понесённые в ходе наступления, заставили германское командование взять оперативную паузу для подтягивания свежих сил и подготовки нового удара.

Немецким солдатам не хватало тёплой одежды — несмотря на опыт Битвы за Москву, немцы  и в 1942-м так и не позаботились о том, чтобы одеть солдат в ватники, обуть в валенки и натянуть им на уши шапки-ушанки. Вдобавок к этому постоянно работали советские снайперы, убавляя численность и без того таящего гарнизона.

Тем не менее, сдаваться немцы не спешили: как и окружённый в Сталинграде Паулюс дожидавшийся полного разгрома своей группировки, командование Великолукского гарнизона получило приказ и дальше морозить и морить голодом собственных солдат, поскольку каждый немец в советском плену был парой рабочих рук, высвобождающей для фронта очередного русского солдата. Ведь именно благодаря наличию пленных поляков, бельгийцев, голландцев, норвежцев, французов и греков и югославов, которых немцы использовали на предприятиях, Германия, имея меньшее население, чем у нас, смогла собрать армию, превышавшую нашу по численности. Попавшие же, наконец, в русский плен будут для русских не трудовой подмогой, а обузой, на которую придётся тратить больничные места и медикаменты. Именно из-за такого приказа и умирали в  первые недели плена страдающие, дистрофией, обморожениями и инфекционными заболеваниями немецкие вояки, об одном из которых говорил в Бундестаге юный пораженец Коля Десятниченко. Првда, тот самый Георг Йохан Рау на самом деле остался жив и, женившись на русской медсестре Любе Клименко, взял её фамилию и дожил до 1989 года. Подробнее об этом смотрите в материале «Правда об ефрейторе Рау».

2 января по Великолукской крепости мы применили ампуломёты. В крепости возникли пожары. Этим немедленно воспользовались штурмовые подразделения 357-й стрелковой дивизии. Наши активно нажали с северо-западного направления, где действовали противотанковые пушки, но на скаты вала никто взобраться так и не смог. На следующей день к крепости подошли два танка КВ-1с капитана Слободяна и младшего лейтенанта Шеметова из состава 13-го гвардейского тяжёлого танкового полка. Их пушки ударили по стенам крепости. Часть ее рухнула, открывая путь в крепостной двор. Две боевые машины в пролом. Первым миновал пролом танк Шеметова. Следом в крепость вошёл танк Слободяна, но тут же был подбит. Прорвавшийся  танк Шеметова очутился в огненном мешке. Обстреливаемый со всех сторон КВ-1с начал давить противотанковые пушки, снаряды которых против его брони были бессильны, но немцы применили против него огнемёты. Танкисты хотели, потушить пламя, заехав в озерцо, расположенное внутри крепости, но озеро оказалось глубже, чем они рассчитывали. Провалившись под лёд, танк ушёл на дно. Уже весной, когда город был давно взят, танк был вытащен при помощи двух тягачей. В нём обнаружили пять трупов. Машину после профилактики направили в действующую часть, а танкистов похоронили недалеко от озера.
4 января после артиллерийской подготовки немецкие войска возобновили наступление на Великие Луки с юго-запада в направлении Алексейково. В нём, помимо действующих здесь 20-й моторизированной и 6-й авиаполевой дивизий, участвовала и переброшенная с Западного фронта 205-я пехотная дивизия. Во главе колонны наступающих фрицев были танки Pz.Kpfw.747. Это, по замыслу немцев, должно было дезориентировать наши войска. Приблизившись к
городу со стороны бывшего госбанка, рядом с рощей, 747-е открыли пулемётный огонь. Наши, думая, что их по ошибке обстреливают свои, на огонь не отвечали. Однако командир расчета противотанковой пушки старший сержант Николай Кадыров сообразил, что происходит, и без чьего-либо приказа, на свой риск выпустил первый снаряд по головному танку.

Удар пришелся по гусенице, пушка била сбоку. Танк закрутился на месте. Его начал обходить по обочине зимней дороги второй. То ли по неопытности, то ли в горячке водитель повел машину не правой стороной, а левой, той самой, откуда била пушка Кадырова. Старший сержант, сам стоявший у орудия, выпустил снаряд и по второму танку. Выскочившие из блиндажей и землянок наши бойцы стали лупить по танкам всем, чем можно. По снежному полю в сторону Новосокольников бежали экипажи подбитых машин. За ними устремились наши автоматчики. А Кадыров и пристроившиеся к нему другие расчеты расправлялись с остальными машинами.

К вечеру следующего дня противнику удалось потеснить части 360-й стрелковой дивизии и занять деревню Борщанка. Сюда же для усиления удара командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал фон Клюге решил перебросить 331-ю пехотную дивизию с задачей не позднее 10 января прорваться в город и деблокировать окружённых. Численное превосходство противника и реальная угроза прорыва в город вынудило командование 3 Уд. А вывести часть сил из боя в Великих Луках и нацелить их на оборону. Так 2 полка 357-й стрелковой дивизии были развёрнуты на 180 градусов, фронтом на юго-запад, а 47-я механизированная бригада выведена к северо-западу от города с задачей при необходимости контратаковать противника. 7 января усилился нажим немцев и с северо-запада, где частям 8-й танковой и 93-й пехотной дивизий за несколько дней удалось продвинуться на 1-2 км в направлении Великих Лук. Дальнейшее продвижение противника на этом участке было остановлено подразделениями 381-й дивизии и 47-й бригады. На юго-западном направлении в бой вступила 708-я пехотная дивизия. Таким образом, с 8 января при поддержке крупных сил авиации и артиллерии к городу рвались 4 пехотных и 1 моторизированная дивизии. Проводя многократные ожесточённые атаки и не считаясь с потерями, гитлеровцы медленно продвигались вперёд. 9 января бои развернулись в 4-5 км от города в районе Донесьево – Белодедово.

Прибывшей из резерва фронта 32-й стрелковой дивизии было приказано занять оборону в 4 км от города. 10-12 января противник продолжал наступление с двух направлений: северо-запада и юго-запада, причём если на первом он не достиг заметных успехов, то на втором ему удалось приблизиться к городу на расстояние 3,5 км, а егерский батальон с девятью танками даже прорвался к фон Зассу, но кольцо немедленно сомкнулось опять. До 14 января продолжались бои в районе деревень Копытово и Липенка, однако дальше них противнику пройти не удалось. Наступление немецких войск с целью деблокирования окружённого гарнизона не принесло желаемого успеха. Несмотря на ввод в бой крупных резервов, в среднем за сутки противник приближался к городу на 400 метров.
За месяц боёв ценой огромных потерь противнику удалось пробить в направлении Великих Лук клин длиной 10 км и шириной 3 км. В сложившейся обстановке было целесообразно ударить под основание клина, блокировав наступающие немецкие части. Однако решить эту задачу имеющимися силами было невозможно. Выполнить замысел могла подошедшая 15 января из резерва фронта 150-я стрелковая дивизия. Ей была поставлена задача ударить в центр клина и перерезать его. 16 января части дивизии перешли в наступление и, преодолевая упорное сопротивление, медленно пошли вперёд. Германское командование, почувствовав угрозу окружения, стало отводить войска с вершины клина. К 21 января в ходе ожесточённых боёв войска армии вышли на рубеж Демя, Алексейково, Борщанка практически полностью уничтожив вражеский клин.

Осознавая своё безнадёжное положение, немцы старались уничтожить как можно больше русских людей, остававшихся на подконтрольной им территории. Приводя в действие свой варварский план превращения оккупированных областей в зону пустыни, фашисты сжигали подряд сотни деревень. Фрицы сожгли все близлежащие к Великим Лукам деревни – Крюково, Заподорье, Лохны, Липенка, Платоново, Козулино, Максимиха и другие.

К 16 января у противника оставался только один очаг сопротивления – руины крепости, где находился штаб обороны. К осаждённому бункеру подступил специальный отряд 249-й эстонской дивизии из 30 человек под командованием майора Эдуарда Яновича Лемминга. В 12 часов штурмовая группа начала атаку и окружила дзот, в котором находился начальник гарнизона Великих Лук.
Навстречу атакующим вышел парламентер. Он передал просьбу фон Засса принять более 50 раненых немецких солдат. С разрешения командира корпуса Пэрна 249-й дивизии Ломбана советская сторона раненых приняла.
Фон Засс отклонил предложение сдаться, заявив, что скоро к нему подойдет помощь, обещанная ему лично Гитлером.
Атака возобновилась. На перекрытии дзота саперы взорвали заряд весом 200 кг взрывчатки. Немного выждав, они повторили взрыв – осажденные не реагировали. Взорвали заряд весом 300 кг – после чего из бункера послышался голос, по-прежнему отказывавшейся сдаваться. Не подействовал и взрыв заряда взрывчатки весом в 700 кг – он пробил большое отверстие в стене бункера, фашисты открыли огонь. Прошла ночь. Засс и оставшиеся с ним 50 солдат и 13 офицеров продолжали обороняться. И тогда Лемминг пошел на хитрость. Приказав саперам скрести лопатами землю с перекрытия бункера, он передал фон Зассу:
– Если через десять минут не сдадитесь, бункер будет взорван, заряд силой три тонны уже заложен.

Барон Эдуард фон Засс в русском плену. На заднем плане майор Эдуард Янович Лемминг.


Видимо, это и решило исход дела. Командир гарнизона сдался. Барон Эдуард фон Засс был уроженцем Эстляндской губернии – он родился на острове Эйзель, и когда он узнал, что взявший его в плен русский майор является этническим эстонцем, очень удивился – Засс считал, что все эстонцы воюют против русских. Более трёхсот из них  из состава 287-го полицейского батальона были захваченных в плен вместе со сдавшимися немцами в Великих Луках, и если немцев отправляли в лагеря, то эстонцев как правило расстреливали сами эстонские красноармейцы. В 1946 году фон Засс был публично повешен в Великих Луках.

 

Фрагмент наградного листа майора Лемминга. Для увеличения можно кликнуть.

 

Великие Луки в день освобождения. На переднем плане разбитый  PzKpfw IV

Результаты победной Великолукской операции были для своего времени весьма значительными. Была освобождена территория в 650 квадратных километров. Немцы потеряли убитыми 57 тысяч 140 человек. 5344 немцев было взято в плен.

Великолукская крепость в наши дни


Правда об ефрейторе Рау

Ещё раз о пленных фрицах

Сколько пленных мы взяли за время войны

В Катыни немцы расстреляли польских полицаев