Рейтинг@Mail.ru

Воздушное сражение над Кубанью

 

7 июня 1943 года завершилось воздушное сражение над Кубанью, обозначившее коренной перелом в воздушной войне.

 

В апреле – июне 1943 года произошли Воздушные сражения над Кубанью, по результатам которых наша авиация захватила господство в воздухе на большинстве участков советско-германского фронта. После сокрушительного разгрома в Сталинградской битве немецкие войска группы армий «А» и «Дон» отошли к Ростову, а частично закрепились на Таманском полуострове. Удерживая Тамань, немцы прикрывали подступы к Крыму и обеспечивали себе использование морских коммуникаций, ограничивая действия советского флота. Весной 1943 года тяжелые бои завязались в районе Новороссийска, однако части Северо-Кавказского фронта натолкнулись здесь на прочную оборону противника. Почти все населенные пункты и высоты горной местности были превращены в опорные пункты и узлы сопротивления. Глубокоэшелонированная оборонительная немецкая «Голубая линия» на Таманском полуострове простиралась от Азовского до Черного морей. Лишь путем морской десантной операции советским войскам удалось захватить на Тамани Малую землю – небольшой плацдарм в районе Мысхако, который и послужил причиной первых крупных воздушных сражений в небе Кубани.
Кубанские бои в воздухе характеризовались тем, что обе противостоящие стороны впервые встретились здесь на равных условиях. Никто не имел решающего превосходства в тактике действий и организации авиации, а также в качестве авиационной техники. На вооружение советских ВВС в большом количестве стали поступать новые истребители Як-7
б и
Ла-5, а летные данные Як-1 и ЛаГГ-3 были существенно улучшены за счет дальнейшего облегчения конструкции и установки более мощного форсированного двигателя М-105ПФ.
Немцы активизировались на Тамани в апреле 1943 года, пытаясь силами одной только 17-й армии ликвидировать плацдарм Мысхако и сковать соединения войск Северо-Кавказского фронта, чтобы не допустить их переброску в район Курска в преддверии операции «Цитадель». Основная роль в сражениях отводилась Люфтваффе, которые должны были сорвать наступление противника и смешать с землей его передовые позиции. Для этой цели на аэродромах Крыма и Таманского полуострова было сосредоточено до 1000 самолетов 4-го воздушного флота (около 38% всей немецкой авиации Восточного фронта). В числе 580 бомбардировщиков находились шесть авиагрупп пикировщиков Ju-87 под командованием полковника Э. Купфера. Истребительные части лучших немецких эскадр (JG3, JG51, JG52, JG54) насчитывали 250 истребителей, в том числе некоторое количество самолетов Фокке-Вульф FW.190.
ВВС Северо-Кавказского фронта под командованием генерала  Вершинина имели в своем составе 4-ю и 5-ю воздушные армии. Всего — около 600 боевых машин. Однако действия советских самолетов сильно осложнили полевые аэродромы, раскисавшие во время дождей. Бетонные взлетно-посадочные полосы немецких стационарных авиабаз позволяли избежать этой проблемы.

Большие силы авиации противников, сконцентрированные в ограниченном районе, и предопределили накал воздушных боев, развернувшихся в крупнейшие воздушные сражения Великой Отечественной войны. Они проходили в три этапа. Первый этап воздушных сражений проходил в период с 17 по 24 апреля 1943 года, когда немецкое командование сделало попытку ликвидировать плацдарм Мысхако. На защитников Малой земли были брошены около 450 бомбардировщиков и примерно 200 истребителей. «Штуки» Купфера волнами по 25 самолетов обрабатывали артиллерийские позиции, укрепления и опорные пункты советских войск. 17 апреля они совершили 494 боевых вылета, потеряв всего 7 машин. Общее же число самолето-вылетов Люфтваффе перевалило в этот день за полторы тысячи. Советских самолетов было в воздухе втрое меньше. Хотя для поддержки десантников привлекли почти 500 машин, удаленность аэродромов от линии фронта позволяла истребителям находиться над районом боевых действий не более 10—15 минут. На трассе следования самолетов, кроме того, находились северо-западные отроги Главного Кавказского хребта высотой 400-500 метров, поэтому если облачность опускалась до уровня гор, полеты становились невозможными. Базируясь всего в 40-50 км от Новороссийска, немецкая авиация за счет этого первое время господствовала над плацдармом. Однако на суше гитлеровцам лишь незначительно удалось вклиниться в боевые порядки защитников Малой земли. В связи с тяжелым военным положением, 18 апреля на Северо-Кавказский фронт прибыли представители Ставки маршал  Жуков и командующий ВВС маршал Новиков. Для восстановления утраченного равновесия сил на Кубань срочно передислоцировали 267-ю ИАД и три авиакорпуса из резерва верховного командования: 2-й бомбардировочный, 2-й смешанный и 3-й истребительный во главе с генералом Е. Савицким. С учетом новых соединений численность советских ВВС возросла до 900 самолетов, среди которых насчитывалось 370 истребителей, 170 штурмовиков и 260 дневных и ночных бомбардировщиков. Истребительная авиация почти полностью была вооружена новыми типами боевых машин и лишь около 6% приходилось на устарелые самолеты И-16 и И-153. 11% истребителей составляли американские Белл Р-39 «Аэрокобра» и английские Супермарин «Спитфайр» Мk.Vb.
19 апреля над Мысхако разгорелись ожесточенные бои в воздухе. Сразу же понесли большие потери медлительные и слабозащищенные бомбардировщики Ju.87 полковника Купфера. Они выполнили всего 294 боевых вылета и уже на следующий день перешли на ночные действия. 20 апреля, пополненные свежими резервами, советские ВВС первыми в 11.30 нанесли удар сотней бомбардировщиков, сорвав наступление противника. Еще 100 самолетов атаковали позиции немцев спустя пять часов — командующий 17-й немецкой армии вынужден был перегруппировать свои силы. 21 апреля бомбардировщики АДД группами по 5—10 машин подвергли бомбардировке аэродромы 55-й эскадры Люфтваффе — Саки и Сарабуз. В этот день активность немецкой авиации снизилась почти вдвое и постепенно пошла на убыль — победу в воздухе одержали советские пилоты. ВВС Германии потеряли за неделю 152 самолета.
Второй этап воздушных сражений проходил в районе станицы Крымской с 29 апреля по 10 мая 1943 года, когда на направлении главного удара советских войск начала наступление с целью разгрома таманской группировки врага 56-я армия. Немецкая авиация старалась сдержать атаки противника бомбовыми ударами, а истребители Люфтваффе противостояли в небе действиям советских бомбардировщиков и штурмовиков, поддерживающих сухопутные части на поле боя. На сравнительно узком участке фронта (25—30 км) в течение дня проходило до 40 воздушных поединков, в которых одновременно принимали участие 50—80 самолетов с обеих сторон.
28 апреля, с раннего утра, группы немецких бомбардировщиков начали утюжить передовые позиции Красной Армии. 850 самолето-вылетам Люфтваффе истребители 4-й ВА противопоставили только 310. 25 вражеских самолетов советские летчики сбили ценой 18 собственных машин. Это было явно неблагоприятное соотношение, учитывая то, что бои велись в основном с истребителями сопровождения Люфтваффе, надежно прикрывавшими бомбардировщики. Тактика действий советских ВВС требовала дальнейшего совершенствования. Первое время истребители вылетали на патрулирование, имея для прикрытия войск строго определенный район в пределах трех-четырех пунктов. Обязательно устанавливалось определенное время патрулирования и высота полета. Но так как эти пункты находились недалеко друг от друга, самолеты, летая по прямой, вынуждены были уменьшать скорость и оказывались в невыгодной позиции. Этой слабостью немедленно воспользовались немецкие истребители, расчищающие воздушное пространство перед нападением бомбардировщиков. Кроме того, некоторые советские летчики чересчур увлекались воздушными схватками, перелетая линию фронта и попадая под удар более многочисленного врага.
29 апреля чаша весов в боях склонилась на сторону советской авиации. Ночью, в преддверии наступления 56-й армии, две девятки Пе-2 атаковали станицу Крымская — пожары в качестве ориентиров использовали остальные бомбардировщики, среди которых находились и легкомоторные У-2. В 7 часов утра три девятки Пе-2 совершили налет на штабы немецких войск, а вслед за ними ринулись в сражение шестерки и семерки штурмовиков Ил-2, действовавшие с интервалом в 10 минут. Вначале каждую группу «Ильюшиных» прикрывала пара истребителей, но затем усиленные подразделения краснозвездных самолетов стали барражировать над всем районом боевых действий. Атаку пехоты в 7.40 поддержали новые девятки пикирующих бомбардировщиков в сопровождении 4—8 истребителей Всего в трехчасовом первом ударе участвовало 493 советских самолета (144 бомбардировщика, 84 штурмовика и 265 истребителей). За сутки авиация СССР выполнила 1308 боевых вылетов (в том числе 379 ночных) Немцы, в свою очередь, произвели только 539, потеряв 74 самолета. Превосходство советских истребителей в воздухе оказалось настолько велико, что нередко по рации звучали панические доклады пилотов Люфтваффе: «В районе Крымская наших бомбардировщиков бьют русские истребители Присылайте помощь. Кругом русские истребители... Выполнить задание не можем, русские истребители преследуют нас повсюду...»

Важную роль в победе в Воздушных сражениях над Кубанью сыграли массовые налёты на немецкие аэродромы, проводившиеся 6-8 мая 1943 года, проводившиеся 6-8 мая 1943 года с целью заставить немцев отложить наступление на Курской дуге. Помимо достижения непосредственных целей операции – уничтожения военно-транспортной авиации, подготовленной для воздушно-десантной операции по захвату Курского железнодорожного узла, было также достигнуто попутное уничтожение некоторого количества боевых самолётов. Кроме того, были частично уничтожены и те транспортные самолёты и планёры, которые снабжали кубанскую группировку немецких войск из Крыма по воздуху.

.
В последующие дни в ходе наступления 56-й армии активность авиации Красной Армии оставалась довольно высокой — на каждый немецкий самолет в небе приходилось два советских. Для обнаружения вражеских машин и наведения на них истребителей ВВС СССР использовали 5 радиолокационных станций, три из которых находились непосредственно в полосе наступления 56-й армии. Одна станция по существу являлась командным пунктом 4-й ВА. Все руководство авиацией осуществлялось централизованно, вначале с КП ВВС Северо-Кавказского фронта, а затем из штаба 4-й ВА, командующий которой лично или через оперативную группу, расположенную в 4 км от переднего края, отдавал приказы. Возглавлявший оперативную группу один из командиров авиадивизий непосредственно руководил действиями авиации в воздухе. При планировании воздушных операций подразделениям ВВС ставились строго определенные задачи. Например, на первом этапе сражения из 900 самолетов 370 предназначалось для борьбы с немецкой авиацией в воздухе, а 278 — на аэродромах. Для подавления зенитной артиллерии противника использовались части, оснащенные устаревшими истребителями И-16 и И-153. Кроме того,  один истребительный авиаполк постоянно находился в резерве, и несколько десятков самолетов оставались для прикрытия собственных аэродромов.
Для отражения налетов вражеской авиации весь прифронтовой район, по сталинградской системе, был разбит на сектора, за каждый из которых отвечала одна истребительная авиадивизия. КП полков имели непосредственную телефонную связь с постами ВНОС.
В связи с тем, что аэродромы Люфтваффе располагались поблизости от линии фронта, основной задачей советских истребителей было патрулирование в воздухе. На это уходило в среднем около 50% всех боевых вылетов истребительной авиации. В ходе патрулирования с наилучшей стороны зарекомендовал себя боевой порядок, известный под названием «кубанская этажерка». В воздухе истребители эшелонировались по высоте в два-три яруса. Нижняя наиболее сильная группа действовала против вражеских бомбардировщиков на вероятных маршрутах их полета, верхняя группа прикрытия шла над нижней с превышением в 800—1000 метров. Порядок обеих групп состоял из пар истребителей, с интервалом в парах 200-250 метров, между парами -800-1000 метров. Пары также эшелонировались по высоте.
Эффективная тактика действий и количественное превосходство позволили советским пилотам захватить оперативное господство в воздухе. За 12 дней боев они сбили 368 вражеских самолетов ценой всего 70 истребителей. Быстро возрос личный счет советских асов, имена которых были опубликованы в газете 4-й ВА за 1 мая 1943 года. Среди них лидировал Д. Глинка, одержавший 21 личную победу в 48 воздушных боях. В. Фадеев в 48 воздушных боях сбил лично 18 вражеских самолетов, Н. Лавицкий в 68 боях — 15, А. Покрышкин в 55 боях — 14 самолетов сбил лично и 6 в группе.
Прорвав первую линию немецкой обороны, войска 56-й армии продвинулись вперед на 10 км и освободили станицу Крымская — важный узел коммуникаций на Таманском полуострове. Пока солдаты укреплялись на новых позициях, на фронте наступило временное затишье. Оно было с толком использовано командованием советских ВВС. Путем созыва различных конференций, в которых принимали участие такие опытные пилоты, как Александр Покрышкин, Владимир Лавриненков, Султан Амет-Хан и другие, состоялся обмен опытом между истребительными подразделениями. Этот опыт был обобщен в специальной директиве маршала А. Новикова, разосланной во все воздушные армии. На основе директивы предлагалось выделять специальные группы истребителей для ведения воздушного боя, особенно на вертикали. Зоны дежурства должны были теперь располагаться и над территорией противника на глубину 10-15 км. Боевые порядки истребителей предписывалось разбивать на две группы: одну — для отвлечения вражеских истребителей, другую — для уничтожения бомбардировщиков. Большая роль также отводилась штурмовке аэродромов врага. Не последнее место занимала и защита собственных авиабаз. Для их прикрытия было выделено 275 зенитных орудий и 120 зенитных пулеметов. В целях маскировки было сооружено 17 ложных аэродромов, на которых имелось 110 макетов боевых машин.
Утром 26 мая 234 советских бомбардировщика и штурмовика в сопровождении 150 истребителей обрушились с воздуха на позиции вермахта в районе станиц Киевская и Молдаванская. После сорокаминутной бомбардировки войска Северо-Кавказского фронта предприняли очередное наступление, пытаясь прорвать вторую линию немецкой обороны. Вновь с неослабевающей силой разгорелись сражения в воздухе.
Однако командование Люфтваффе, собрав в единый кулак авиацию Крыма, Таманского полуострова и юга Украины, сумело подготовиться к такому обороту событии, создав численный перевес в силах. 1400 самолетов Германии были брошены на боевые порядки наступающих войск. Действуя в нарастающем темпе, немцы на исходе дня совершили звездный налет, численностью до 600 машин. 12 групп самолетов, по 40-60 машин в каждой, атаковали с разных направлений. Всего в течение 26 мая немецкая авиация произвела 1669 самолето-вылетов, а в последующие дни — даже до 2000 и более. Господство в небе снова перешло к Люфтваффе — удары с воздуха стали настолько мощными, что советские наземные войска были вынуждены отступить на отдельных участках.
К. Вершинин, принявший командование 4-й ВА, быстро принял ответные меры. Количество патрулирующих истребителей оказалось явно недостаточным. Многие бомбардировочные группы противника просто не успевали перехватывать, и зачастую бой начинался после того, как бомбы уже были сброшены на цель. Нередко не удавалось даже прорваться к бомбардировщикам — истребители Люфтваффе навязывали отвлекающий поединок. Поэтому наиболее простым выходом из создавшегося положения было увеличение числа патрулирующих советских самолетов, а также перехват вражеских бомбовозов еще до подхода к линии фронта. Для решения этой задачи количество истребителей сопровождения сократили до минимума — бомбардировщики и штурмовики стали летать крупными формациями под защитой своих пулеметов. Освободившиеся силы направлялись на борьбу с вражеской авиацией. В результате этих мер потери врага сразу возросли и за две недели составили 315 самолетов. С советской стороны было сбито около 150 истребителей.
В начале июня 1943 года немецкое руководство, осознав безнадежность воздушной войны над Таманью, приступило к переброске бомбардировочных частей на центральный участок Восточного фронта. Теперь бои велись преимущественно истребителями. Количество самолето-вылетов Люфтваффе сразу снизилось — 7 июня их число составило всего 300. Этому способствовали также постоянные налеты на немецкие аэродромы, которые осуществлялись главным образом ночью.
В итоге сражение над Кубанью немцы проиграли. По советским данным, Люфтваффе потеряли в период с 17 апреля по 7 июня 1100 самолетов, из которых свыше 800 были уничтожены в воздухе. Значительные потери понесли истребительные части немецких ВВС. Только в одной JG52, начиная с 17 апреля, выбыла из строя третья часть всех пилотов.
Хотя авиация СССР тоже лишилась в боях над Кубанью не менее 750 самолетов, советские летчики с оптимизмом смотрели в будущее. Первая крупная победа над Люфтваффе вселяла надежду, но до окончательной победы было еще далеко.

 

Женевская капитуляция Хрущёва

Как американцы сбили наш пассажирский самолёт

Как мы отомстили американцам за наш сбитый самолёт

Советские асы Корейской войны

Чёрный день американской авиации